?

Log in

No account? Create an account

a_bassistov


Артур Басистов

о законах и не только. электронный поток адвокатского сознания


Что-то не слишком понятное:
a_bassistov
Газета.Ru

30.06.2014, 18:57

Суд оправдал экс-сотрудника СК по делу о взятке в $15 млн

Суд оправдал экс-сотрудника СК по делу о взятке в $15 млн

Хамовнический районный суд Москвы признал невиновным Андрея Гривцова, бывшего сотрудника Следственного комитета России, по делу о вымогательстве взятки в размере $15 млн. Об этом сообщает «Интерфакс».
...

В октябре 2012 года присяжные единогласно оправдали Гривцова. В январе 2013 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда отменила оправдательный приговор Гривцову.

http://www.gazeta.ru/social/news/2014/06/30/n_6271557.shtml
конец цитаты.

Внимание, вопрос: каким образом дело оказалось в Хамовническом суде после суда присяжных? И каким образом могло получиться так, что районный суд, где присяжных нет, вынес оправдательный приговор?

процесс Елены Котовой. сводка
a_bassistov
Судебный процесс по обвинению  Е.В.Котовой, бывшего представителя России в совете директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР)  в покушении на коммерческий подкуп, начавшийся 24 января 2014 года,  стал набирать обороты, однако, весьма странным образом.  Прошло четыре месяца регулярных, хотя и нечастых заседаний, на которых сторона обвинения неспешно зачитывала материалы дела и допрашивала свидетелей, которых она считала своими, то есть свидетелями обвинения.
В конце мая председательствующий судья Андрей Гуров внезапно заявил, что процесс должен быть завершен до конца июня. С учетом целого ряда факторов такое заявление вызвало, по самому мягкому определению, недоумение, причем, кажется, не только у стороны защиты, но и у стороны обвинения: сторона обвинения еще не закончила предоставлять свои доказательства,не определен вопрос о возможности допроса в суде важных свидетелей, которые работают в ЕБРР и могут быть допрошены только при условии выполнения определенной процедуры;
в середине июня двое из адвокатов стороны защиты уходят в запланированный отпуск, и об этом было известно.
Закончить процесс до конца июня – это в данном случае значит закончить его до наступления выходных середины июня, поскольку потом два адвоката уходят в отпуск и вернутся в конце месяца. Взаимозаменяемость в данном случае невозможна: позиция защиты в этом, скажем, не слишком однозначном деле построена на нескольких направлениях, и функциональные обязанности участников стороны защиты четко распределены. Из этого следует то, что за четыре или пять оставшихся заседаний сторона защиты должна огласить те материалы дела, которые она считает подтверждением своей позиции, допросить обвиняемых, вызвать и допросить своих свидетелей, ознакомиться с протоколами судебного заседания, подготовиться к прениям и провести их. Кроме того, суду нужно будет рассмотреть несколько существенных и объемных ходатайств стороны защиты. Плюс последнее слово подсудимых. Любому, кто представляет себе отечественный уголовный процесс, будет ясно – такое невозможно. В первую очередь, это не может не быть ясно самому судье. Однако, несмотря на нашу аргументацию, судья остался верен своему стремлению и предложил разрешить проблему следующим образом:  либо адвокатам отказаться от отпусков, либо обвиняемым отказаться от адвокатов. Разумеется, обвиняемые не стали отказываться от адвокатов, которые работают по делу с самого начала, а адвокаты – от отпускных поездок, которые давно уже оплачены. При этом, никогда ранее о каких-либо сроках завершения процесса никто не говорил, и процессуальным законом такие сроки не предусмотрены. Повторимся, требование судьи о том, что процесс должен быть завершен в июне, было высказана в конце мая. Мы можем предполагать, чем вызвано столь внезапное желание столь спешного завершения, однако  считаем излишним говорить об этом в настоящее время. Здесь же следует отметить, что отказ обвиняемых от уезжающих адвокатов проблемы не решил бы никоим образом: качественная защита по этому делу возможна только по нескольким направлениям сразу, и каждый адвокат ведет свое направление. Вот и посчитайте, сколько времени у вновь вступившего в процесс адвоката займет ознакомление с 25 томами дела и консультациями с обвиняемыми.
Следует особо отметить, что до настоящего времени сторона обвинения не завершила предоставление своих доказательств, и когда это произойдет – не очень понятно. Из оставшихся доказательств особую важность представляют показания свидетелей обвинения, которые связаны официальными отношениями с ЕБРР и пользуются иммунитетом от следственных и судебных процедур. В свое время ЕБРР снял иммунитет, и свидетели были допрошены следователем на стадии предварительного следствия. Теперь же, когда подошла очередь их допроса в суде,  ЕБРР заявил, что иммунитет был снят только для целей допроса на досудебной стадии, и потому  в  суде эти свидетели допрошены быть не могут. Официальный запрос суда пока никакой реакции не вызвал. Это означает, что, с учетом установленных судьей Гуровым временных рамок, допрос сотрудников ЕБРР в суде будет невозможен, и в таком случае сторона обвинения будет вынуждена ходатайствовать об оглашении протоколов допроса. Результат рассмотрения такого ходатайства предсказать несложно: оно будет удовлетворено.
Между тем, п.3-d ст. 6 Европейской конвенции по правам человека устанавливает, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей. В ходе предварительного следствия следователь допрашивает свидетелей самостоятельно и без присутствия обвиняемых. Более того, в нашем случае российский следователь самостоятельно допросил в Лондоне иностранных свидетелей даже без привлечения соответствующих компетентных органов Великобритании, распространив тем самым действие отечественного уголовно-процессуального закона на территорию Соединенного Королевства, что, в общем, ставит под сомнение законность процедуры получения этих показаний и последующего их использования в суде для целей доказывания.
Так или иначе, отсутствие у стороны защиты возможности допросить свидетелей обвинения в суде будет означать нарушение права на защиту, предусмотренного Европейской конвенцией по правам человека. В ЕБРР это понимают не хуже нашего, и потому его позиция в виде отказа предоставить своих менеджеров для допроса в суде применительно к соблюдению общеевропейских нормативных актов выглядит как минимум неоднозначно.
Пункт 3-b ст. 6 Европейской конвенции по правам человека предусматривает еще одно неотъемлемое право обвиняемого: иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты. Неожиданное ограничение срока окончания процесса автоматически означает нарушение такого права. Сторона обвинения представляет свои доказательства в течение почти полугода и до сих пор еще не завершила, от нас требуют, чтобы мы все сделали за несколько дней. С другой стороны, вряд ли кто-то считает, что внутриведомственные организационные моменты могут служить основанием для такого требования, противоречащего базовым правам человека и не основанного на российском процессуальном законе, и потому мы все же сохраняем надежду на то, что ситуация  будет так или иначе скорректирована в сторону законности и реальности.
Update: Ничего не изменилось. Прокуратура подтвердила, что они еще не закончили предоставление своих доказательств, однако суд вынудил нас начать предоставление своих. В определенной степени, мы были к этому готовы, но в любом случае, как бы мы ни гнали, определенные судом, а вернее – судьей, - сроки не позволят нам нормально отработать. Судья сказал, что 9-го мы должны начать прения. Надо полагать, и закончить тоже. Это абсолютно неприемлемо для нас.

неожиданно
a_bassistov

Тестирование инженерных способностей по методике Беннета дало следующий результат:

У Вас уровень развития технического мышления (технических способностей) - очень высокий (91%). Набрано 64 баллов из 70 возможных.

================
В чем ошибся - не говорят. Регистрироваться для этого лениво.


во-первых, это красиво...
a_bassistov

Рада проголосовала за декриминализацию статей, по которым осуждена Тимошенко

21:09 21/02/2014 Парламент Украины внес в уголовное законодательство страны положение конвенции ООН против коррупции, потенциально это может способствовать освобождению лидера украинской оппозиции, экс-премьера Юлии Тимошенко. ... Рада приняла закон "О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуального кодексов Украины относительно имплементации в национальное законодательство положений статьи 19 Конвенции ООН против коррупции", информирует информационное управление аппарата парламента. ... Законом в статье 364 Уголовного кодекса обязательный признак преступления, которым является совершение соответствующих действий "из корыстных побуждений либо в иных личных интересах или интересах третьих лиц" заменено на "цель получения неправомерной выгоды".



Читать далее: http://www.rapsinews.ru/international_news/20140221/270781177.html#ixzz2u37ZFT9z


Вот это размах. Не какое-нибудь точечное помилование, а внесение правки в статью УК.  Впрочем, объяснимо. Помилование -  акт президента, которому сейчас явно не до того, даже если бы и захотел вдруг. Законы принимает и изменяет  Рада. Другое дело, что президент может  и не кподписать закон, но Рада может преодолеть вето повторным голосованием в 2/3. Подано красиво, спору нет. Но, похоже, никакой видимой  связи между приговором Ю. Тимошенко и изменением формулировки уголовного закона тоже нет, хотя бы потому, что Ю. Тимошенко осуждена по ст. 365 Кодекса, а какие изменения внесены в эту норму - нам не сообщили.
Причем здесь декриминализация статей (см. заголовок) - не очень понятно. Декриминализации статьи уголовного кодекса, как мне кажется, не может быть по определению. Статья либо есть, либо нет. Если в уголовном законе есть статья, диспозиция которой соответствует тому или иному деянию, это значит, что деяние является уголовно наказуемым. Может быть декриминализировано само деяние, если ранее оно подпадало под диспозицию статьи УК, а после изменения этой последней - перестало подпадать. Но в данном случае - перестает ли? Мы говорим о ст. 364. В заметке сказано, что Законом в статье 364 Уголовного кодекса обязательный признак преступления, которым является совершение соответствующих действий "из корыстных побуждений либо в иных личных интересах или интересах третьих лиц" заменено на "цель получения неправомерной выгоды".
Здесь же отметим, что формулировка, содержащаяся в официальном тексте UNCAC (хорошая аббревиатура, да), выглядит следующим образом: "с целью получения какого-либо неправомерного преимущества для себя самого или иного физического или юридического лица.", и, если уж говорить об имплементации терминологии конвенции в национальное законодательство, именно в таком виде и должна быть использована. Впрочем, если мы берем не дословное воспроизведение, а только толкование в смысле конвенции, особых противоречий не усматривается. Конечно, слово "преимущество" не совсем однозначно соответствует слову "выгода", но это использование в конвенции слова "преимущество" отнесем на трудности перевода, по-русски так не говорят. В английском тексте сказано про "advantage",  это может быть  переведено и как "преимущество", и как "выгода". Здесь почти совпадают производные прилагательные "преимущественный" и "выгодный", почти - потому что "выгодный" - это сравнительное, говорят и "более выгодный", и "менее выгодный". "Более/менее преимущественный" - так редко говорят. Негативные прилагательные совсем непохожи "невыгодный" - это значит в лучшем случае бесполезный. "Непреимущественный"  - так вообще не скажешь. Однако исходные существительные намного более неидентичны. Преимущество - всегда над кем-то или чем-то. Выгода существует более абстрактно, в виде пользы или прибытка. Конечно, можно сказать, что польза или прибыток определяются тоже в сравнении  с  исходным состоянием, а не сами по себе, но это уже слишком изысканно.

Теперь попробуем понять, что, собственно, изменилось в результате изменения "из корыстных побуждений либо в иных личных интересах или интересах третьих лиц" на "с целью получения неправомерной выгоды" [для себя или третьих лиц в свете конвенции, А.Б.]. У меня пока никакого ясного понимания разницы не возникло. Пока гипотеза такова, что, по мнению законодателя,  под выгодой может пониматься только материальная, овеществленная выгода, в то время как "интересы"  могут выражаться и нематериально. Гипотеза выглядит довольно хило и неправдоподобно. Ничего другого пока не придумал.

UPD. В русском языке, кстати, слово  "интерес" в одном из своих значений практически идентично слову "выгода": "в чем мой интерес?" = "в чем моя выгода?". "В чем мое преимущество?" - это уже про другое.
UPD#2. Все равно уже выпустили. Вернее, сама уехала.


Дело Елены Котовой. Симоновский районный суд г. Москвы, заседание №4
a_bassistov
Первое заседание было предварительным, там все было вполне предсказуемо. Ходатайства об истребовании доказательств не удовлетворяются, об исключении недопустимых - тоже, ибо преждевременно, tutto come di solito
Второе - зачитка фрагментов обвинительного заключения и определение порядка исследования доказательств (здесь тоже  предсказуемо пусто-пусто)
То, что было неделю назад и то, что было сегодня - это песня. Приходят свидетели. Ген.Прокуратура, отсветившись на предварительном слушании в виде некоей дамы, более себя никак не проявила. Не царское, дескать, дело. Отдувается местный прокурор, которому это очень интересно, но не очень понятно. Свидетели для него - это не доказательство, а источник информации на предмет попытки понять фабулу обвинения, которое он вынужден поддерживать. В общем, получается, но не сразу. На первом заседании он даже не мог правильно произнести название компании, представитель которой (или она сама?) должен быть признан потерпевшим (однако и этого сделано не было). Сегодня он попытался наконец  задавать вопросы по существу (не знаю, кто их готовил). Это, разумеется, была ошибка, потому как обвинение на стадии следствия работало,  не взирая на реальность, по принципу "когда мечтаешь - не ограничивай себя". И поэтому свидетели, которые были вызваны в качестве свидетелей обвинения, говорили то, что как минимум никак не подтверждало версию обвинения. Потому как показания  и их интерпретация (см. обвинительное заключение), не имеют ничего общего. Следующее представление - через неделю,

Говорят, открылся пленум... Формулировочки.
a_bassistov

Верховный Суд принял постановление о мерах пресечения. в котором в очередной раз попытался дать разъяснение о том, что понимать под преступлением в предпринимательской деятельности. Целый пункт этому посвятили. Два абзаца, три предложения. Получилось как всегда. И не только по стилистике. Благоволите:

8. Для раз решения вопроса о предпринимательском характере деятельности судам надлежит руководствоваться пунктом 1 статьи 2 ГК РФ, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159 – 1596, 160 и 165 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. К таким лицам относятся индивидуальные предприниматели в случае совершения преступления в связи с осуществлением им и предпринимательской деятельности и ( или ) управлением принадлежащим им имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности. 

Первый абзац - вообще ни о чем. Никакого разъяснения здесь нет, есть только цитирование нормы ГК, о существовании которой, как предполагается, даже судья-криминалист должен если не знать, так хоть догадываться.
Второе предложение второго абзаца вроде бы неплохо, хотя, на мой взгляд, разъяснять судам такие вещи - все равно что разъяснять алфавит филологу. И так ясно. А вот со вторым предложением - беда. Получается, что субъектный состав - индивидуалы и члены органов управления коммерческой организации. С первыми понятно, но вот со вторыми - не слишком. Если орган управления предполагает членство, это, стало быть, орган коллегиальный.  Получается, что  генеральный директор организации как единоличный орган, который не может быть членом самого себя, в состав спецсубъектов не входит. Это как минимум странно. Именно эта категория менеджеров в подавляющем большинстве ответственна за принятие решений и совершение действий, которые могут быть квалифицированы как преступление в предпринимательской деятельности.
Кроме того, предпринимательскую деятельность могут вести не только коммерческие, но и некоммерческие структуры (фонды, государственные корпорации и компании, НП, АНО и пр.), пусть и в ограниченных целях. В этом случае вообще весь менеджмент пролетает мимо спецсубъектности. При этом, заметим, в предшествующем предложении пункта 8 речь идет о юридическом лице, а не только о коммерческой организации.

А как быть, допустим, с лицами, которые временно исполняют управленческие обязанности? (про исполняющего обязанности члена - здесь).
И вот это тоже не вполне понятно: ... а также члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельностиС управлением понятно, убираем это составляющее и читаем: "К таким лицам относятся ... члены органов управления коммерческой организации ...  при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности". Это вообще зачем?

И ведь вряд ли это по умыслу такой текст родился. Скорее, по недомыслию, на разных коленках рисовали. Почему нельзя привести в единообразие терминологию и изменить пару-тройку слов? Просто же (стиль не правим, это бесполезно, проще заново написать): .

"К таким лицам относятся индивидуальные предприниматели в случае совершения преступления в связи с осуществлением им и предпринимательской деятельности и ( или ) управлением принадлежащим им имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также физические лица, осуществляющие функции единоличного органа управления или членов коллегиального органа управления в связи с осуществлением ими полномочий по управлению юридическим лицом, осуществляющим коммерческую деятельность."

Хотя и это, по большому счету,  не решает проблему. Основная загвоздка - эта самая "связь" между предпринимательской деятельностью и преступлением. В чем она должна выражаться? В том, что преступление совершено способом, характерным для бизнеса, и с использованием соответствующих средств? Это не связь, это способ совершения. Бизнес, как мы помним - это попытка извлечь прибыль. Извлечение прибыли преступным путем? Куда ее потом девать? В общий баланс? Или проводить по отдельной строке "прибыль от преступной деятельности"?  Без внятного и подробного, с примерами, разъяснения содержания связи бизнеса и преступления, позволяющей говорить о том, что преступление совершено именно в сфере бизнеса,  и отделяющей таковое преступление от прочих, все эти разъяснения - ничего не стоящая вода.


нехорошая квартира. эхо и отголоски
a_bassistov
От известного дома на Большой Садовой, 10 (aka садовая 302-бис) до приемной Генеральной Прокуратуры, что в Благовещенском переулке (странный адрес для такого заведения), метров 200. Очевидно, периодически возникающая там волна (в том, что она возникает - сомнений нет, особенно во время трансляции съездов КПСС и пресс-конференций всесоюзного всероссийского масштаба) добивает и до пристанища представителей надзорного ведомства.
Сдаю документы. Дама-прокурор рассказывает историю двухчасовй давности. Кто-то пришел к ней на прием, оставил рукописную жалобу, получил квиточек о приеме и ушел себе. Она, как водится, сунула листочек с жалобой в принтер, напечатала штрих-код  и отложила в сторону. Через полчаса вместо жалобы - чистый лист бумаги с нанесенным прокурорским штрих-кодом. Понятно, что чернила исчезли либо под воздействием тепла из принтера, либо просто по прошествии времени, бывают и такие и такие. Но зачем?

про судебную экспертизу ver. 1.1
a_bassistov

Относительно недавно я публиковал выдержки из текста судебного эксперта-автороведа, в котором дана оценка некоторым аспектам экспертной деятельности вообще и во взаимосвязи с судопроизводством в частности. В числе прочего, там был такой фрагмент

При этом из юридического обихода напрочь исчезло понятие «общее знание», отражённое (тем не менее) во всех процессуальных кодексах. В итоге судья, ведущий дело об оскорблении (130-я, унижение чести и достоинства в неприличной форме), считает нормальным поставить к экспертизе вопрос:
«Является ли слово пизда неприличным?»
Нет, это не шутка, а реальное дело, в котором в качестве эксперта участвовал мой знакомый лингвист (в порядке издевательства он сослался в экспертизе на учебник русского как иностранного).


На самом деле звучит анекдотом. Однако благоволите:

Выражение пошел на хуй представляет собой "указание говорящего на неуместность просьб, требований, предложений или претензий кого-либо, осуществляемое в унизительной для адресата форме пожелания переместиться в место, находящееся за пределами личной сферы говорящего"




извините за неразборчивый почерк

безотносительно
a_bassistov

Газета_точка_ру. Обзор поправок к закону об автостраховании. Цитата
Ранее застрахованное лицо имело право нанять юриста, если не было желания разбираться со страховой компанией.

Поправки во втором чтении запретят такую практику, поскольку передача прав требования к страховой компании другому лицу будет запрещена.
Они там вообще хоть что-то понимают в том, о чем пишут?


+
a_bassistov



Петропавловка... Шлиссельбург... Киевская крепость... Таллинская батарейная крепость, Усть-Каменогорская крепость, Хамеенлина, Алькатрас, Бастилия, Иф, Блэкнесс, Кенигштайн ... и еще десятки.
Что их объединяет? То, что изначально это были крепости, а потом - тюрьмы.
Крепость трансформируется в тюрьму с минимумом усилий, а порой - так и вовсе автоматически.
Ревностно исповедующие принцип "мой дом - моя крепость" об этом почему-то не задумываются.