a_bassistov


Артур Басистов

о законах и не только. электронный поток адвокатского сознания


Previous Entry Поделиться Next Entry
про экспертов и советы
a_bassistov
в РБК появилось
http://daily.rbc.ru/opinions/own_business/13/07/2015/558a85529a7947d0e7ac420d

Напомню,  это ведущий бизнес-портал страны. О том, что они стремительно теряют компетентность и качество, не писал разве что ленивый. И я писал тоже http://a-bassistov.livejournal.com/101258.html
Но там все же был и предмет посложнее, и писал это все же корреспондент, который не читатель вовсе даже.
Здесь же откровенный непрофессионализм исходит от того, кого РБК позиционирует как эксперта.
Этот эксперт дает космические советы о том, как вести себя при обыске, при этом явно не владея азами уголовного процесса. Лучше не знать ничего, чем руководствоваться такими советами. Откуда РБК берет таких экспертов - боюсь даже думать. Надеюсь, это по любви или хотя бы за деньги.

Пройдемся прямо по тексту, курсивом - мои реплики.

В офис нагрянули люди в форме с намерением провести обыск. Возможно, они просто ищут основания, чтобы завести уголовное дело. Есть способы усложнить им эту задачу
На всякий случай, обыск - это следственное действие, регламентированное УПК, которое может проводиться только в рамках уже возбужденного уголовного дела. Так что усложнять им эту задачу - дело довольно бесперспективное.
Проверьте документы
Прежде всего проверьте документы: лицо, уполномоченное проводить обыск, обязано предъявить обыскиваемому лицу постановление о проведении обыска или судебное решение и отдать его копию под расписку. Прочитайте этот документ внимательно: из него порой можно узнать о себе и своем бизнесе что-то новое и интересное.
В постановлении о проведении обыска (которое, кстати, только предъявляется, но копии "под расписку" не передается), как правило, никаких серьезных деталей в отношении фабулы обвинения (собственно, что может представлять интерес) не содержится. Обычно формулируется просто по УПК, без конкретики "Поскольку органы предварительного расследования имеют  достаточно данных полагать, что в помещении, расположенном там-то,  могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела...".Так что ничего узнать не получится.
Особое внимание стоит обратить на то, правильно ли в документе обозначен объект, подлежащий обыску. Если есть расхождения, надо заявлять протест и настаивать на отмене обыска.
"Протесты" можно заявлять сколько угодно. В данном случае протест - это не процессуальное действие (протестом именуется документ, издаваемый прокурором). Настаивать на отмене обыска? Ну, настаивайте. И дальше что?
Также необходимо убедиться, имеют ли право явившиеся сотрудники органов внутренних дел проводить обследование. Для этого нужно сверить их служебные удостоверения со списком уполномоченных лиц, указанных в постановлении.
Сотрудники органов внутренних дел, не уполномоченные на проведение обыска, не вправе принимать в нем участие.
Красиво сказано, но есть нюанс: в постановлении не указываются лица, полномочные проводить обыск.
Позвоните адвокату
Напомните руководителю группы обыска, что ваш адвокат имеет право присутствовать при обыске, и попросите отложить начало следственных действий до его приезда (ч.11 ст.182 УПК). Если адвокат подъедет уже после того, как будет начат обыск, он должен быть допущен к участию в обыске.
Нигде в УПК нет положения о том, что обыск должен быть начат только после прибытия адвоката. Поэтому такая просьба может, как бы это сказать помягче, остаться без внимания.
Только при свидетелях (подчеркнуто мной, А.Б.)
Обыск должен проводиться в присутствии понятых (подчеркнуто мной, А.Б.) — не менее двух дееспособных граждан, достигших 18 лет, не являющихся работниками правоохранительных органов. Важно, чтобы понятые не просто сидели на стуле в приемной-прихожей, а сопровождали сотрудников правоохранительных органов везде, не давая им возможности находиться в обследуемом помещении в одиночестве. Настаивайте на поэтапном проведении обыска.
Путать свидетелей и понятых - что-то уж совсем несуразное. Это совершенно различные процессуальные фигуры, с различными функциями и обязанностями. Без понятых обыск не проводится вообще никогда.
Не помогайте и не препятствуйте
До начала обыска следователь часто предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности. Закон не обязывает граждан и компании это делать — можно смело на все вопросы отвечать «не помню, не знаю, забыл». Но если вас попросят открыть запертый шкаф или сейф, лучше это сделать: отказ может быть расценен как воспрепятствование деятельности органов правопорядка. Следователь имеет право вскрыть запертые помещения, сейфы и шкафы.
Ну хоть что-то без принципиальных ошибок

Записывайте и снимайте
В ходе обыска вы имеете право вести записи, чтобы не забыть потом внести замечания в протокол. В законе отсутствует норма, запрещающая проводить фото- и видеосъемку во время обыска. По возможности фиксируйте действия правоохранителей хотя бы на камеру мобильного телефона, планшет. Конечно, это вызовет протесты со стороны обыскивающих. До открытого конфликта лучше не доводить: они могут провести в отношении снимающего силовую акцию.
УПК имеет разрешительный, а не запрещающий  характер. То есть не "если не запрещено - разрешено", а наоборот "если прямо не разрешено - запрещено". УПК разрешает видеосъемку во время обыска только тем, кто проводит обыск, а не кому попало. Поэтому "силовая акция" неизбежна - отберут телефон. А могут и изъять.
Зафиксируйте изъятое
В ходе обыска могут быть изъяты документы и другие предметы. Документы, содержащие государственную или иную тайну, информацию о вкладах и счетах граждан в банках, можно изымать только по решению суда. По закону сотрудник, осуществляющий изъятие, должен снять с документов и электронных носителей копии, заверить их собственноручно и передать лицу, у которого они были изъяты. В большинстве случаев это не соблюдается.
Не соблюдается... В законе есть оговорочка, что не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления... Поэтому отказ в копировании вполне правомерен.
Все изъятые предметы, документы и ценности должны быть перечислены в протоколе с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости. Если изымается аппаратура (например, компьютерная), а также ее отдельные устройства и блоки, лучше, чтобы в протоколе указывались заводские или серийные номера.
Внесите нарушения в протокол
Протокол обыска предъявляется для ознакомления всем участвовавшим лицам. Они могут вносить свои замечания в протокол и дополнять его — этим необходимо воспользоваться. Самые частые нарушения:
Протокол предъявляется не всем, а только представителю компании, в офисе которой проведен обыск, ну и еще адвокату, если он там был. Вот только они и могут вносить замечания.
— изъятие финансово-хозяйственных документов, не имеющих отношения к поводу, по которому к вам пришли с обыском;
"Поводом" для обыска является отыскание доказательств по делу. Что имеет отношение, а что не имеет, следователи и эксперты будут выяснять позже. Очевидно неотносимые вещи не изымают.
— изъятие всех компьютеров, даже если на них установлено лицензионное программное обеспечение и хранящаяся на них информация не имеет отношения к финансово-хозяйственной деятельности организации;
Во-первых, непонятно, причем здесь лицензионный софт? это может иметь значение только в случае, если обвинение связано с использованием пиратского софта, и никогда иначе. Во вторых, каким образом компьютер, находящийся в офисе организации, может не содержать такой информации?
— проведение мероприятий одновременно в нескольких кабинетах организации без присутствия двух понятых в каждом месте проверки;
формально - это не нарушение
— отказ в допуске к участию в обыске адвоката;
согласен, да
— присутствие посторонних лиц во время обыска.
Нет такого запрета в УПК. Кроме того, что значит "посторонних"? Кому посторонних? Если идет обыск в офисе компании, как понять, кто там посторонний?
Все эти нарушения могут лечь в основу жалобы в прокуратуру на незаконные действия сотрудников органов внутренних дел или заявления в суд. После подписания протокола изготавливается его копия, которая передается юридическому или физическому лицу, указанному в протоколе. Если копию изготовить невозможно, протокол должен быть составлен в двух экземплярах.
Провести репетицию
Наконец, если вы считаете, что ваш бизнес находится в зоне риска и может быть интересен правоохранительным органам, проведите «проверку», не предупреждая об этом никого из сотрудников. Бесценный опыт таких репетиций помогает не только выявить проблемные зоны (например, болтливых сотрудников), но и помочь вашим подчиненным подготовиться к обыску.
Скорее всего, эксперт пару раз присутствовал при такой репетиции, но вряд ли при реальном обыске.

  • 1
"сотрудники органов внутренних дел проводить обследование" - сначала возникло ощущение, что автор статьи слышал про Закон об ОРД. А нет, показалось.

Реплика про РБК

Артур, добрый день!

Я редактор в РБК рубрики "Свое дело" и через меня проходила данная колонка. И в неточностях виновата редакция, а не автор. Дело в том, что мы пытаемся упростить текст и сделать его более читабельным, поэтому изымаем чересчур сложные места. В этот раз, вместе с водой и ребенка выплеснули. Мне жаль, что так вышло.

Я буду рад, если вы согласитесь для нас писать. Мы за это денег не берем, но и сами не платим.

Re: Реплика про РБК

Владислав, здравствуйте.
Уж не знаю, как Вы нашли этот текст, но то, что нашли, да еще и попробовали взять вину на себя - несомненно, делает Вам честь.
Мы с коллегами, тогда еще по "Барщевский и Партнеры", сотрудничали с РБК года этак с 2003. И писали, и комментировали, и консультировали. При этом, обе стороны прекрасно понимали, что наши профессиональные особенности и навыки использования слов различны. То, в чем журналист не увидит разницы, для юриста - две принципиально иные вещи, поэтому использование синонимов на бытовом уровне (к примеру, "обыск" и "обследование помещений") при редактировании юридического текста порой может превратить этот последний в бессмыслицу, а автора ославить на весь белый свет, причем не в лучшем смысле. Это известно и юристам, и журналистам, и бестолку винить здесь кого-то. Мы видим слова по-разному. Так было и так будет. Поэтому всегда применялся принцип последней считки: автор просматривал получившийся после редактирования текст и либо давал отмашку, либо устранял неточности. Мне кажется, любому пишущему юристу этот принцип должен быть известен, равно как и то, что текст в результате редактуры может превратиться непонятно во что с точки зрения профессионала. Широкая публика, может быть, ничего и не заметит, а практики схватятся за голову.
Аналогично, когда кто-то из РБК по своей инициативе писал что-то на юридические темы, было принято перед публикацией присылать кому-то из нас текст на предмет профессиональной проверки, что мы всегда и делали. Тем самым, формировался мало того, что интересный, так еще и профессионально грамотный материал, к удовольствию обеих сторон. Учились друг на друге.
Так вот, если автор статьи, на которую я, как бы это сказать, отреагировал, не взял на себя труд вычитать окончательный текст перед публикацией, он тем самым принял на себя риск того, что содержание может быть искажено редактурой, пусть и редактор действовал без злого умысла. Поэтому, думаю, Вы напрасно принимаете вину на себя.
Писать для РБК для меня большая честь, и, кроме того, повод для приятных ассоциаций со временем, когда мы этим занимались раньше. С удовольствием принимаю Ваше предложение.

С уважением, А. Басистов

  • 1
?

Log in

No account? Create an account