a_bassistov


Артур Басистов

о законах и не только. электронный поток адвокатского сознания


Previous Entry Поделиться Next Entry
РБК Дейли: угадали все слова - смысла не поняли.
a_bassistov
Суд назвал новый индикатор однодневок
Бизнес газета РБКdaily
Суд назвал новый индикатор однодневок

Бизнесменам станет труднее обосновать свою добросовестность при ведении бизнеса с компаниями-однодневками. Теперь кроме проверки контрагента через ЕГРЮЛ и наведения справок о его репутации предпринимателям придется доказывать, что сделки с сомнительными компаниями осуществлялись по рыночным ценам. ... Читать далее >

Газета РБК daily


С сожалением приходится констатировать, что  РБК как компетентный источник бизнес-новостей себя успешно хоронит.
Как и ранее, очередная статья о налоговом регулировании просто совсем в никуда. Корреспондент не понимает, о чем пишет, путая добросовестность и размер налоговых обязательств, которые должны быть установлены в зависимости от цен. При чем здесь "новый индикатор однодневок" - вообще непонятно, равно как и то, что именно понимается под этим "новым индикатором". Но звучит, однако.

На самом деле, речь идет вот о чем:

В Удмуртии  была проведена налоговая проверка завода ЖБК, по результатам которой налоговики установили, что, по документам,  основным поставщиком сырья для завода была "однодневка" (пузырь, фонарь, поплавок, помойка, поденка, и т.п.). Объем поставок - на 200 с лишним миллионов за два года.

В принципе, сейчас любая выездная проверка  начинается с поиска помоек среди поставщиков проверяемого. Списки у проверяющих имеются, и если что-то находят - дальше можно не проверять, как они думают. Обычно пытаются найти и допросить очередного зиц-председателя, если не находят - используют протокол его допроса  по предыдущим проверкам, ну и дальше по накатанной тропе:  документы подписаны непонятно кем, поэтому расходы не подтверждены и уменьшать базу по налогу на прибыль не могут, НДС зачтен неправомерно, в общем, получите акт. Я уже об этом написал пьесу с послесловием.

Здесь похожая картина, с той лишь разницей, что помоечность поставщика применительно к договору поставки очевидна, хотя бы потому, что, как было установлено, он зарегистрирован как юр. лицо позже даты договора. Умело сделано, да.
Суд кассационной инстанции подтвердил применение общего принципа в том смысле, что отрицание лицом, значащимся руководителем  поставщика, своего участия в деятельности, и его отказ от подписи сами по себе не образуют достаточного основания для вывода о неправомерности применения налоговых вычетов. Вместе с тем, судом было установлено, что сделки реальными не были: расчеты шли векселями, взаимозачетами и пр. Кроме того, по ряду признаков был установлен реальный поставщик, который поставлял заводу ту же продукцию еще и от собственного имени.
Соответственно, суды трех инстанций встали на сторону налоговиков и в признании решения недействительным отказали. И, в общем, при таких условиях даже на передачу дела в надзорное производство надеяться было бы странно, потому как при доказанности очевидной помоечности поставщика оснований для пересмотра не было:
Завод не мог сослаться даже на формально проявленную осмотрительность при выборе контрагента, выражающуюся обычно в получении копий свидетельств о регистрации поставщика,  постановке на учет, его устава и пр., потому что на момент заключения договора этих документов не существовало в природе, равно как и самого поставщика. Адрес для регистрации поставщику предоставила не существующая на момент предоставления организация. В общем, полный комплект липы, все по уму.
Показать реальность взаимоотношений с поставщиком заводу тоже не удалось: в транспортных накладных отправителями были одни поставщики, в товарных накладных и счетах-фактурах - другие. Между реальными грузоотправителями и заводом болталась цепь посредников сплошь из очевидных пузырей. Казалось бы, рассчитывать не на что. Но.

Высший арбитражный суд решил, что если сырье на завод все же поставлялось (неважно, кем), то, значит, какие-то расходы завод в оплату сырья все же производил, и эти расходы должны быть учтены при расчете налогооблагамой базы.

Указано, что "определение размера налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.
Следовательно, при принятии инспекцией оспариваемого решения, в котором была установлена недостоверность представленных заводом документов и содержались предположения о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.
Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.
"

То есть, вместо того,чтобы, как раньше, признать полученную выгоду необоснованной в силу допущенных косяков и полностью исключить расходы в пользу поплавка из затрат, уменьшающих базу по налогу и дать пинка вдогонку, ВАС предложил определить реальный размер понесенных заводом затрат исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам.
И уже после этого возникло указание на то, что, коль скоро необоснованность получения налоговой выгоды, как она обозначена в документах, установлена, бремя доказывания соответствия цен рыночным, разумеется, переходит на налогоплательщика, а налоговый орган вправе эти доказательства оспаривать.

То есть, что получается:

1. Раньше, до 2010 года, отказ подставного директора от подписи означал отказ в признании налоговых выгод обоснованными незавивисимо от  реальности операции, поскольку считалось, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента.

2. В 2010 возникло правило о том, что если реальность операции налоговиками не опровергнута (на деле, как правило - подтверждена доказательствами налогоплательщика), отказ от подписи не создает достаточного основания для вывода о признании налоговой выгоды необоснованным, реальность сделки перевесила.

3. Сейчас: даже если нет ни проявленной осмотрительности, ни подтверженной реальности отношений с конкретным поставщиком, у налогоплательщика есть возможность все же подтвердить полученную налоговую выгоду (правда, только в части налога на прибыль, но не НДС) с учетом полученного товара и его рыночной стоимости, даже если платил он непонятно кому и как.

Таким образом, ВАС РФ сделал в практике весьма и весьма существенный поворот в пользу налогоплательщиков. Разумеется, это было расценено компетентными авторами как то, что "Бизнесменам станет труднее обосновать свою добросовестность при ведении бизнеса с компаниями-однодневками".

Само Постановление Президиума ВАС РФ здесь. В нем все понятно.


?

Log in

No account? Create an account